Руководитель организации «Oma Pere» Лийс Саарна: все больше и больше усыновленных, став взрослыми, хотят узнать свою историю

«В последнее время люди, которые были усыновлены, став взрослыми, хотят найти семью, в которой они родились, но не знают, с чего начать поиск, или разочарованы неудачей. Тех, кто знает, что их усыновили, становится все больше, и с этим сопряжено возникающее в один прекрасный день желание получить информацию о своем происхождении. К сожалению, в нашем законодательстве в отношении таких поисков установлены довольно жесткие нормы», — говорит руководитель организации «Oma Pere» Лийс Саарна (на фотографии).

Расскажи, пожалуйста, о себе. Как случилось, что ты стала работать в социальной сфере? Мечтала ли ты об этом?

Я убеждена в том, что хорошими родителями не рождаются, а становятся. Дети входят в нашу жизнь со своей мудростью, своими знаниями и потребностями. В приемные семьи попадают дети, уже имеющие свой жизненный опыт и опыт потери. Роль родителя заключается, прежде всего, в том, чтобы быть рядом с ребенком, обеспечивать безопасную среду для его роста и развития, а также выслушивать и при необходимости направлять ребенка. В жизни бывают такие моменты и ситуации, когда необходима дополнительная поддержка. Правильная поддержка, в правильный момент, от правильных людей дорогого стоит. Я являюсь руководителем организации «Oma Pere», провожу курсы для приемных семей (в рамках программы PRIDE), а также провожу групповые консультации. В сфере замещающего попечительства работала также чиновником по усыновлению Харьюской уездной управы. Высшее образование получила по специальности «правоведение». У меня трое сыновей.

Интерес к людям и человеческим взаимоотношениям возник еще в ранней юности. Сама я из семьи журналистов, и наш дом всегда был полон людьми, которые спорили, обсуждали что-то, просто общались друг с другом. Мою мать интересовали прежде всего вопросы социальной сферы: семья, дети и взаимоотношения, отца же — вопросы, связанные с государством, политикой, развитием общества. Я, однако, по их стопам не пошла и закончила юридический факультет. В то же время уже в университетские годы я интересовалась, прежде всего, семейным правом и семейными отношениями и по возможности брала дополнительные предметы в области психологии. После недолгой работы в качестве юриста и рождения двух детей подряд я поняла, что право — это не совсем то, чем мне хотелось бы заниматься и дальше. Когда появилась возможность предложить свою кандидатуру на место чиновника по вопросам усыновления и защиты детей в Харьюской уездной управе, я поняла, что это именно то, чем мне и хотелось бы заниматься. Организацией усыновления я занималась до рождения третьего ребенка. И в то же самое время появилась возможность пройти обучение преподавателя курсов PRIDE и возглавить организацию «Oma Pere», членом которого я была уже несколько лет.

Что удерживает тебя на этой работе? Что придает значение и смысл твоей работе?

Сфера замещающего попечительства, как и социальная сфера в целом, — непростая область. Мы сталкиваемся со многими проблемами: сложные взаимоотношения людей, разрушенные семьи, дети, отделенные от родителей, и т. д. Работа чиновника по усыновлению некоторым образом гармонизирует эти сложности. С одной стороны, вы связаны с историей ребенка, которая сурова и печальна, но, с другой стороны, вы можете сделать все возможное, чтобы этот ребенок обрел семью, где он сможет дальше расти.

Деятельность организации в некоторой степени отличается от работы чиновника — она дает возможность видеть, что происходит, когда дети попадают в семью. Мне отрадно заметить, что в большинстве семей, в которые ребенок попал через систему замещающего попечительства, с ним обращаются как в настоящей, полноценной семье. В них создана безопасная обстановка, детей любят, заботятся о них.

Порой, когда я, будучи чиновником, объясняла родителям, как важно до того, как ребенок придет в семью, пройти курсы PRIDE, в ответ слышала возражения, что, дескать, когда появляется биологический ребенок, никто не требует прохождения каких-либо курсов, и это несправедливо. Но, пройдя эти курсы, люди снова приходили ко мне и говорили, что на самом деле их следовало бы пройти всем, кто собирается стать родителями.

Безусловно, бывают периоды, когда родителям нужна поддержка, случаются различные кризисы. Одной из целей «Oma Pere» является повышение осведомленности общества и семей. Появление в семье ребенка — это большая радость, но и огромная ответственность. Поэтому очень важно, чтобы семьи принимали свое решение осознанно, чтобы они могли получить достаточно информации и времени для принятия такого решения, чтобы они знали, куда обратиться в случае возникновения вопросов и проблем.

Самыми радостными в моей работе являются такие моменты, когда я встречаюсь с той или иной семьей и вижу, как вырос ребенок, как складываются отношения в семье, как у них идут дела. Радует, когда семьи сами дают знать, например, о дне рождения ребенка или дне его прихода в семью.

Историй, запавших мне в сердце, не мало, но особенно запомнились те, когда биологические братья и сестры получают возможность расти вместе, причем они необязательно должны оказаться в приемной семье одновременно — иногда это происходит с разницей в несколько лет. Для семей это большая ответственность, а для детей — радость.

Какова основная сфера деятельности организации «Oma Pere»? С какими проблемами или вопросами к вам можно обратиться?

Организация «Oma Pere» была создана в 2008 году прежде всего для поддержки семей, усыновляющих детей, но со временем мы превратились в организацию по поддержке как опекунских, усыновляющих, так и попечительских семей. Одной из важных задач мы считаем информирование общественности и общества. Мы проводим различные семинары, недели усыновления, участвуем в обсуждении касающихся этой сферы законов, а также в деятельности соответствующих рабочих групп.

Важную роль отводим поддержанию единства своей команды и совместным мероприятиям; доброй традицией стало проведение семейных мероприятий летом и встреч-курсов для членов организации. Все члены каждый месяц получают информационную рассылку, в которой рассказывается о важнейших событиях в нашей сфере деятельности.

Все члены организации знают, что в случае возникновения вопросов и проблем всегда можно позвонить нам, и мы постараемся поддержать и помочь советом. Год коронавируса не позволил провести намеченные мероприятия в намеченном объеме, но мы с надеждой смотрим в будущее.

Важной сферой деятельности является также предложение опорных услуг приемным семьям при поддержке государства. За эти годы у нас сложилась очень сильная команда специалистов, которые консультируют семьи и оказывают им поддержку.  Читать подробнее: omapere.ee/noustamine.

Кроме того, мы предлагаем консультации по обмену опытом людям, которые проходят или прошли процесс ЭКО и рассматривают, например, возможность стать приемными родителями.

Какую помощь или совет у вас спрашивают чаще всего?

Чаще всего советуются по поводу того, с чего вообще начать процесс усыновления или попечительства, а в последнее время все больше обращаются и сами усыновленные, которые хотят найти своих биологических родителей. Мы на протяжении ряда лет в сотрудничестве в Департаментом социального страхования оказывали услуги по поддержке приемным семьям, и наша повседневная работа тесно связана с этим. Мы предлагаем семьям психологическое консультирование, услугу ментора и поддержки семьи (сопровождение), а также групповые консультации.

Хотя жители Эстонии побаиваются коллективных мероприятий такого рода и не склонны раскрываться в новом обществе, наш опыт показывает, что посещение наших групп приносит пользу и радость. Сейчас у нас действует группа для отцов, и отзывы поступают самые положительные.

Мне кажется, что у нашей социальной системы сегодня женское лицо, и мы должны стараться привлекать гораздо больше мужчин, отцов, которые играют не менее важную роль в жизни ребенка, чем матери.

Каковы сложности нашей системы усыновления и замещающего попечительства? Что бы ты сразу же изменила, если бы могла?

Сегодня стоит проблема сохранения истории ребенка, истории его происхождении, его идентичности. При попечительстве биологическая семья и ее отношение представляют собой неотъемлемую часть процесса, — при усыновлении дело обстоит иначе. В то же время надо подумать о том, как сохранить связи с биологическими родителями и в случае усыновления ребенка.

В мире наблюдается тенденция к тому, чтобы сделать процесс усыновления более открытым. В нашем законе установлены очень жесткие требования в отношении сохранения тайны усыновления. Возникает вопрос: уместна ли такая жесткость? Отношения можно ведь поддерживать и опосредованно: например, при помощи социального работника, который мог бы передавать письма или фотографии. Составление биографической книги могло бы стать хорошим способом сохранения истории и идентичности, но семьи часто сталкиваются с недостаточностью информации. В Англии, например, биографическую книгу о ребенке составляет социальный работник, а семья вместе с ребенком ее продолжает.

В последнее время мне каждую неделю приходится сталкиваться с взрослыми, которые, будучи усыновлены в детстве, теперь начинают выяснять, где их корни. Это не так-то просто как психологически, так и юридически. Многие из них узнали о своем усыновлении случайно, и все они хотят, чтобы родители честно рассказали им обо всем и доверяли им. Я думаю, что по мере того, как все больше и больше людей говорят об усыновлении и поиске корней, будет поступать все больше и больше такого рода обращений, но закон в этом отношении устанавливает очень жесткие рамки: только с согласия биологических родственников усыновленный сможет получить информацию о своей биологической семье. Если согласие не получено, это может остаться тайной навеки. А представьте себе, каково это — жить, не зная, кто произвел тебя на свет, на кого ты похож, или случайно оказаться в одном автобусе с братом или сестрой и не знать об этом! При этом все занятые такого рода поисками в один голос уверяют, что не ищут себе родителей, они просто хотят знать, кто они и откуда происходят.

А что у нас хорошо, чем можем гордиться?

У нас много хороших семей — как усыновляющих, попечительских, так и опекунских. Просто истории неудач больше бросаются в глаза и западают в сердце. Большинство семей живут, как и все остальные семьи: в суете повседневных дел, в проблемах, радостях и заботах. Наши семьи считают себя обычными семьями и не хотят афишировать то, каким образом ребенок попал в их семью.

У нас действует система поддержки, в которую можно обратиться в случае возникновения  вопросов или проблем. Порой даже может показаться, что различных мест по оказанию поддержки, курсов и консультантов у нас слишком много и в них трудно ориентироваться. Очень важную роль играют осведомленность и умение обратиться за поддержкой. О поддержке, предназначенной для приемных семей, можно прочитать на сайте Департамента социального страхования.

Как ты измеряешь успехи в работе?

В нашем деле успех измерить трудно. Можно ли считать успехом, если многие семьи обращаются к нам со своими проблемами? Или успех — это, напротив, то, что они к нам не обращаются, потому что у них все хорошо? Я считаю положительным моментом то, что люди не боятся рассказывать о своих переживаниях и обращаться к нам, что они знают, куда звонить или писать.

Что доставляет тебе наибольшую радость в твоей работе?

Больше всего радости доставляют мне окружающие меня люди: как команда «Oma Pere», так и наши добрые партнеры, единомышленники и, разумеется, семьи — общение с ними, возможность наблюдать за их ростом.

Интервью провела: Силья Оя, Департамент социального страхования

См. также: omapere.ee

Советуем прочитать статью, которая посвящена праву ребенка знать о своем прошлом: «Всему, что пережито ребенком, значение придает он сам».