Мальчик, который растет в семье, где есть целых два отца: «Это я их выбрал»

Мартину*, который пришел в семью Райнера* и Кристо* из замещающего дома**, сейчас 14 лет. На долю Мартина выпали тяжелые потери. Сначала он лишился биологической матери, позже потерял и приемную семью, в которой жил какое-то время. В девять лет Мартин снова вернулся в замещающий дом. Целых два года он ждал, пока не появились Райнер и Кристо, которые смогли предложить пережившему такие потери и переживания ребенку семейное тепло и стали его приемными родителями.

Как вам пришла мысль стать приёмными родителями?

Райнер: Долгое время дела в нашей семье обстояли так, что Кристо хотел ребенка, а я нет. Потом, наконец, и я дорос до мысли «а почему бы и нет»? У нас было жилье в городе, а также загородный дом. Возникал вопрос, что делать дальше. Мы решили вступить на путь усыновления, хотя были готовы к тому, что в процессе перед нами однажды появится бетонная стена с табличкой: «Уж вам-то мы ребенка точно не дадим». То, что мы не встретили на этом пути ни одного враждебно настроенного специалиста по защите детей, оказалось полной неожиданностью. Между прочим, мы оказались одной из первых семей в Эстонии, внесенных в регистр попечительских семей. И было это в 2018 году.

Но приемной семьей мы стали немного иначе, чем это обычно происходит – сначала встретили ребенка, которому очень захотелось открыть двери своего дома, и только потом мы подали заявление, а не наоборот. Возможно, если бы мы пошли обычным путем, сначала заполнив анкету и подав заявление, то наверняка подумали бы, что не готовы взять такого большого, 11-летнего ребенка (возраст Мартина на тот момент). Наверное, мы написали бы в анкете, что готовы взять ребенка до 7 лет.

Комментирует главный специалист службы замещающего попечения при Департаменте социального страхования Ааса Рохтла: «Многие опасаются, что не справятся с воспитанием ребенка старше детсадовского возраста. Нередко такое ограничение связано с какими-то предубеждениями, либо с тем, что люди просто недооценивают себя. Они понимают, что учеба в школе – очень важный этап в жизни ребенка, и хотят, чтобы все было идеально и они сами подготовили ребенка к школе. Это дало бы им уверенность в том, что все пойдет хорошо. А на практике мы видим самый лучший прогресс у детей, которые нашли себе приемную семью уже в школьном возрасте. Они начинают намного лучше учиться в школе и, зачастую, только попав в приемную семью, впервые в жизни получают возможность заняться хобби своей мечты. Образно говоря, в приемной семье ребенок словно расцветает. Ребенка школьного возраста легче, чем малыша, вовлечь в семейный досуг и традиции. С ним уже можно обсудить происходящие события, как и его собственные чувства и переживания в новом доме».

Как начался ваш совместный путь с Мартином?

Райнер: Мартин попал в замещающий дом в возрасте 3–4 лет. Я с ним познакомился, когда ему было 11. Когда врач спросил Мартина, мол, как же это, Мартин, тебя выбрали, тот ответил: «Никто меня не выбирал. Это я их выбрал».

Мы решили стать попечителями, т.е. приемными родителями Мартина и обратились к волостному специалисту по защите детей. Мы рассматривали и возможность усыновления, поскольку юридически это было возможно, но поняли, что статус не главное, а оформляется попечительство заметно быстрее. Мы сразу прошли обучение PRIDE – подготовку семьи к воспитанию биологически неродного ребенка с «багажом» прежней жизни.

Преподаватели PRIDE и специалисты по защите детей поддерживали нас на протяжении всей подготовки. Возможность все обсудить и необходимость отвечать на вопросы заставляют лучше продумать свои действия. Я понимаю, что мне придется найти время и внимание для того, чтобы заниматься проблемами ребенка, например, проходить с ним терапию. Но это намного важнее, чем доходы или собственный дом.

Как же Мартин наконец стал жить вместе с вами?

Райнер: Сначала мы проводили вместе по несколько часов в кино или музее. Потом он стал гостить у нас по выходным, хотя еще и не переселялся полностью.

Кристо: Трудно было заставить себя в воскресенье вечером собирать его рюкзак, чтобы снова отправить в замещающий дом. Мы понимали, что долго так продолжаться не может. Нужно двигаться дальше.

Райнер: Мартин и сам уже включился в процесс. Стал у нас спрашивать, когда же мы уже отправимся в суд, чтобы его усыновить. Мы объяснили, что есть несколько путей стать приемной семьей, но любой из них требует времени и любой нужно пройти правильно.

Кристо: Да, ожидание у него было на лице написано.

Райнер: Переезжая к нам, Мартин составил целый список детей из замещающего дома, которые, по его мнению, могли бы переселиться к нам.

Кристо: У нас две собаки и две кошки. Несомненно, животные помогли ему адаптироваться в нашем доме.

Райнер: Наверняка поначалу нам стоило более последовательно приучать его к правилам, но ведь при этом каждый раз вспоминаешь, что бедному ребенку пришлось пережить. Теперь, глядя назад, я могу сказать, что к ребенку, пришедшему в семью, стоит отнестись так же, как к любому другому.

Как отнеслись к новости ваши друзья и близкие?

Кристо: Хотя к этому моменту мы прожили вместе с Райнером уже двадцать лет, мои родители – семья провинциальных интеллигентов – были в шоке. Но они это пережили и на сегодня полностью приняли ребенка.

Райнер: Мои друзья и родные меня очень поддержали, говоря, что уже давно ждали, что мы с Кристо сделаем нечто подобное.

А сам Мартин? У него не возникло вопроса, почему двое мужчин живут вместе?

Райнер: Конечно, возник. Он в этом смысле очень прямолинеен и сразу спрашивает, хотя потом долго думает. Придя впервые ы гости к родственникам Кристо, Мартин вошел и тут же заявил: «Здравствуйте, я ваш новый родственник». Мы ему объяснили, что вот такая мы семья, из двух мужчин. Наш принцип – говорить обо всем открыто и честно.

Как Мартин вас называет?

Кристо: По именам.

Райнер: Поначалу он пытался называть нас папами, даже пронумеровал: это папа номер один, это номер два. Задним числом мне кажется, он думал, что мы этого ждем. Мы не запрещали так нас называть, но со временем он как-то перешел на имена. И этом всем нам подходит, хотя своим друзьям он все же говорит о папе – папа привезет, поможет или сделает.

Как относятся к этому в школе и классе Мартина? Школе известна его история?

Кристо: Да, такие вещи нельзя и невозможно скрывать, иначе ребенок сам должен будет, так сказать, вытаскивать их из шкафа. В школе рисуют семейные портреты, празднуют День матери и День отца. Последний сильно «беспокоит» Мартина – ему нужно рисовать две открытки. К счастью, у него очень славный классный руководитель, всегда поддерживает.

Наш дом придерживается политики открытых дверей. Все его друзья бывают у нас в гостях, и никаких проблем никогда не было. Мартин с гордостью заявляет, что у него аж три папы – помимо нас, еще глава приёмной семьи, где он какое-то время рос. Кажется, Мартину не пришлось страдать из-за нестандартной модели семьи.

Райнер: Поначалу Мартин сам хотел скрыть, например, то, что жил в замещающем доме, но теперь и об этом рассказал близким друзьям. За прошедшие пару лет у нас не было никаких неприятных инцидентов ни из-за его детдомовского прошлого, ни в связи с полом приемных родителей.

Райнер: Оно означает неусидчивость. Ребенку быстро все надоедает, ему трудно и взяться за дело, и на нем сосредоточиться. Но в трудные моменты очень помогает вспомнить, как оно было сначала. Теперь, когда мы возвращаемся в город после выходных на природе, он сам говорит – пойду, посмотрю в дневнике, что задали на следующую неделю.

Кристо: Один из самых обнадеживающих случаев произошел где-то через полгода после того, как ребенок попал в нашу семью. Тогда доктор Мартина сказал, что тот раскрывается, и теперь врач спокоен насчет того, что жизнь Мартина, наконец, движется в правильном направлении.

Бывало ли настолько трудно, что, казалось, вы не справитесь?

Райнер: Бывали трудные моменты, но мы всегда преодолевали их вместе, ведь это наш ребенок. Были единичные случаи, когда Мартин говорил нам, что не хочет оставаться в нашей семье. Но причиной этому была расстановка границ и требования соблюдать правила. Во многом помогла возможность поговорить со знакомыми и друзьями, у которых есть дети. Судя по этому, в биологических семьях проблем с детьми тоже хватает.

Кристо: Он так говорит просто от обиды. А самое страшное наказание для него – запрет на Xbox (игровую приставку). В таких случаях Райнер берет на себя роль «злого полицейского», а я – примиряющего всех «доброго».

Что оказалось самым сложным?

Кристо: Находить время для себя.

Райнер: Поначалу самым трудным казалось то, что он до сих пор рос не с нами. Конечно, мы прочитали его дело, получили информацию в замещающем доме и знали, что в определенных ситуациях мальчик может повести себя непредсказуемым образом. Мы не решались оставить его без присмотра, но потом начали понимать, что все не так плохо – он отлично справляется.

И что нельзя прожить всю жизнь, не решаясь взять ребенка с собой, например, в магазин. Во время наших первых совместных походов куда-либо мы действительно были готовы ко всему. Но Мартин отлично понимал, что значит «нет», если объяснить, почему нельзя купить сразу все игрушки и сладости. Также я бы порекомендовал в первую поезду с ребенком отправиться, например, на Хийумаа, а не в Испанию.

Каким вам видится завтрашний день?

Райнер: Мы думаем, у нас будет несколько детей.

Кристо: Но это мы будем решать уже не вдвоем, а втроем.

* Имена изменены

** Замещающий дом – ранее детский дом, где о детях заботятся воспитатели. На сегодняшний день в одной семье замещающего дома живет до шести детей.

Интервью провела: Силья Оя

Надежда Леоск, Департамент социального страхования

«Быть отцом – очень трудная работа, которая очень многого от тебя требует, но в то же время это лучшая работа в мире» – Дерек Фишер.

Каждому ребенку нужны дом и семья, но, к сожалению, не каждый может жить вместе с родителями. Причины этого могут быть самыми разными. Важно, чтобы рядом с ребенком был сильный взрослый, который понимает, заботится и любит безоговорочно, которому можно доверять и на которого можно положиться каждый день, который прививает важные ценности и принципы, который всегда рядом, как в радости, так и в печали.

Сегодня в Эстонии около 800 детей растут на институциональном замещающем воспитании, т.е. в семейных и замещающих домах (ранее называемых детскими домами). В попечительских семьях сегодня растут около 130 детей. Что такое попечительская, т.е. приемная семья? Это семья, которая заботится о ребенке и воспитывает его в течение длительного времени (до совершеннолетия) или временно (до наступления момента, когда родная семья сможет снова взять на себя заботу о нем). Законный представитель ребенка в таком случае – местное самоуправление, заключающее с семьей договор, на основании которого ребенок воспитывается в семье. При этом решения по важнейшим вопросам, которые касаются ребенка, например, по вопросам его здоровья или образования, принимает местное самоуправление. Разумеется, все эти решения должны учитывать интересы ребенка и приниматься при участии самого ребенка и семьи,  ведь повседневное воспитание ложится именно на плечи семьи.  Иными словами, для ребенка приемный родитель – настоящий родитель в том смысле, что именно он ежедневно поддерживает его и в радостях, и в бедах. Местное самоуправление помогает попечительской семье и финансово, и морально, а основной партнер семьи – специалист по защите детей.

Хорошо, что сегодня у нас есть семьи, открывшие свои сердца и двери своего дома неродным детям.  Это самые обычные, но в то же время очень особенные семьи. Среди них есть и молодые, и люди постарше, мужчины и женщины, пары и люди, живущие одни, занятые в самых разных сферах деятельности. По состоянию на конец октября, в 2020 году в Департамент социального страхования поступило 60 новых заявлений от людей, выразивших желание и готовность стать приемными родителями (в 2019 году таких заявлений было 51). Мы рады, что людей, обращающихся к нам с желанием взять ребенка в свою семью, понемногу становится больше! Но пока детей, нуждающихся в замещающем попечении, в несколько раз больше, чем людей, принявших решение стать приемными родителями.

Мы ищем семьи как с эстонским, так и с русским языком общения, которые рассматривают возможность предложить одному или нескольким детям дом, любовь, поддержку и заботу. Мы призываем всех, кого трогает эта тема, смело обращаться к сотрудникам Департамента социального страхования или специалистам по защите детей по месту жительства. Мы надеемся, что таких семей станет еще больше, ведь так важно, чтобы каждый ребенок нашел любящую и заботливую семью.

Узнайте больше о замещающем попечении и приемном родительстве на сайте tarkvanem.ee/kasupere. Там опубликованы истории семей и специалистов на эстонском и на русском языках. Смело обращайтесь к нам с вопросами по номеру службы замещающего попечительства Департамента социального страхования 655 1666 или по адресу asendushooldus@sotsiaalkindlustusamet.ee.