Как поддержать школьника, который не живёт в своей родной семье?

В Эстонии усыновляют 20–30 детей в год. По состоянию на 1 июня в попечительских, т.е. приемных семьях жило 134 ребенка. При этом детей, нуждающихся в доме и семье, гораздо больше.

В Эстонии есть семьи, открывшие свои дома и сердца детям, которые по каким-то причинам не могут жить вместе со своими родными родителями. Они являются попечительским, т.е. приемными родителями для этих детей. Они не могут усыновить этих детей, но ведь эти дети все равно нуждаются в том, чтобы расти в доме, где смогут чувствовать себя защищенно, вместе с надежным взрослым, которому можно доверять и на которого можно опереться каждый день.

Во многих случаях такие семьи имеют опыт педагогической или социальной работы: среди них встречаются учителя и воспитатели, социальные работники, специалисты по внеклассной деятельности и опорные лица. Почему именно люди из сферы образования готовы предложить дом детям, рожденным от других родителей? В чем состоят их сильные стороны в этом деле?

Главный специалист службы замещающего попечения отдела защиты детей Департамента социального страхования Ааза Рохтла видит причину в эмпатии и внимании учителей: «В педагогику идут люди определенного склада, так что эта тема им близка изначально. В отличие от многих других профессий, работникам сферы образования знакомы темы и вопросы детей».

На роль приемного родителя, по словам Аазы Рохтла, как раз и подходит такой эмпатичный, гибкий, терпимый человек, который умеет установить границы и правильно расставить субординацию: «Ребенку нельзя все запрещать и затевать войну по любому поводу. Для приемного родителя многое в поведении ребенка может быть чужим, непонятным и порой, возможно, даже неприятным, однако следует понимать, что каждый ребенок приходит уже со своей историей, с прежним опытом. Нужно уметь расставлять приоритеты и, выставляя границы, сосредотачиваться на основных целях». Те же качества нужны и учителю: «Наверное, учитель считает, что справится даже с самыми сложными детьми. Поэтому учителя не боятся сделать первый шаг и обратиться к нам».

Приемной семье, конечно, приходится гораздо труднее, когда принятый в семью ребенок – не малыш, а школьник, подросток. «Некоторые семьи не имеют опыта воспитания родных детей. Тогда родителю приходится учиться не только педагогике, но и тому, как поддержать оставшегося без родной семьи ребенка с его багажом личного опыта», — говорит Рохтла. В этом случае как никогда полезны познания в педагогике. «Педагог должен уметь с нуля выстроить отношения с ребенком любого возраста. У нас инклюзивное образование, так что учителя умеют управлять классом, где, к примеру, в одном углу сидит крайне замкнутый, а в другом – очень активный ребенок. Так что у нас очень компетентные учителя».

Из учителей – в приемные родители

В семье Тийны, опытной воспитательницы детсада и учительницы начальных классов, растет на замещающем попечении девочка-четвероклассница. Тийна тоже считает, что учительский опыт ей во многом помогает, научив разбираться в детской психологии: «Но, конечно, для этого нужны и внутреннее желание и готовность. У меня один брат, и я с детства хотела иметь большую семью и много детей. Я легко занимаю материнскую позицию, когда нужно обо всем и обо всех заботиться и оберегать, особенно самых слабых».

Учительница начальных классов Кристийна последний год заботится о 16-летней приемной дочери: «Если бы я не работала в сфере образовании, я бы на это не пошла. А в школе хорошо видно, как влияет семья на состояние ребенка. В рамках какой-нибудь другой профессии я бы обо всем этом даже не задумалась, но как педагог ты ощущаешь социальную ответственность».

Решение Тийны взять в семью ребенка вызревало долго: «В 1981 году я окончила факультет дошкольной педагогики. В то время детские учреждения, чтобы пополнить свой штат, подавали запросы в вузы. А я, 19-летняя, взяла и сама обратилась в один детский дом — и они меня приняли на работу! Именно там во мне и зародилось это желание. Первые зарплаты у меня полностью уходили на детей, я их по одному водила домой. Годы спустя после рождения собственного ребенка мы с мужем удочерили трехнедельную девочку, которая уже выросла и сама стала мамой».

Кристийна задумалась о приемном родительстве, увидев рекламу на тему усыновления: «Это было четыре-пять лет назад, я тогда подумала о дошкольнике. Прошла требуемую подготовку и в процессе даже успела передумать, возраст-то у меня уже солидный, а тут появилась эта девочка. Было ясно, что в родной дом она уже не вернется, и тогда я решила, что не откажу ей, если она захочет жить со мной. В ее возрасте отдельный вопрос, захочет ли она ко мне пойти. Мы познакомились, и она решила сказать „да“».

Кристийна тоже считает, что учительский опыт ей помогает, в том числе в понимании возрастных изменений. Она добавляет: «Девочка уже практически взрослая, с ней нельзя обращаться как с десятилетней. Я не навязываю ей свое мнение, а просто предлагаю дом, заботу и чувство безопасности».

Что следует знать учителям?

Может ли учитель знать, что в его классе учится ребенок, живущий не в своей родной семье? «У ученика есть право на неприкосновенность частной жизни, и его семья не должна быть темой обсуждения для окружающих, – считает Агне Коск, учительница английского языка Пыльтсамааской общей гимназии. – Поэтому будет достаточно, если в круг информированных лиц войдут классный руководитель и главный специалист школы по соответствующим вопросам – психолог или социальный педагог. Если родной семье запрещено по собственной инициативе встречаться с ребенком, людям, отвечающим за безопасность в школе, стоит об этом знать, потому что всегда есть вероятность, что семья все же попытается с ним встретиться», — добавляет учительница.

Стоит ли знать подробности жизни ребенка его одноклассникам – отдельный вопрос, однако, по мнению Тийны, классный руководитель обязательно должен быть в курсе положения дел. Это поможет ему найти индивидуальный подход к ребенку: «Такие дети могут вести себя своеобразно, за этим нужно наблюдать. Потребность во внимании часто побуждает их фантазировать. И учитель должен уметь различать, когда ребенок сочиняет, а когда говорит правду».

Агне Коск также считает, что с точки зрения каждого учителя в долгосрочной перспективе важно, чтобы ребенок имел возможность обратиться к взрослым, которые поддержат его в учебе и взрослении: «Обратная связь и рекомендации должны достичь адресата, будь то брат или сестра, бабушка, тетя, дядя или приемный родитель. Для этого учителей-предметников ни о чем не нужно извещать напрямую. Достаточно того, чтобы на веб-платформе школы были точные контактные данные, что можно возложить на классного руководителя. – Она добавила, что учителя тоже имеют довольно смутное представление о замещающем попечении: – Многим сложно представить себе семью, функционирующую на нескольких эмоциональных и юридических уровнях, и ее влияние».

Умение понять

Что должен принимать во внимание учитель, у которого учится ребенок, живущий в не в родной семье? «Учитель должен быть понимающим. Должен уделять внимание ребенку, замечать признаки отверженности или изоляции, – говорит главный специалист службы замещающего попечения Ааза Рохтла. – Когда мы посещали детский дом, некоторые дети рассказывали, что в школе им кто-то говорил: „ты детдомовский“. Это вопрос статуса. Эту проблему всячески пытаются смягчить — к примеру, детским домам теперь вместо названия присваивают соответствующий топоним», – говорит Рохтла. И все же, несмотря на это, дети могут столкнуться с навешиванием ярлыков. В маленьком местечке все обо всем узнают и, к сожалению, не всегда относятся с пониманием к истории ребенка.

Она добавляет, что зачастую ребенку, недавно сменившему семью, приходится трудно с учебой, потому что родные родители таких детей редко придают значение учебе. Некоторым детям приходилось заботиться о младших братьях и сестрах, другие просто неделями прогуливали. Поэтому у ребенка могут быть трудности с учебой, что только усложняет адаптацию, и в таком случае может понадобиться индивидуальный подход. Поэтому учителю, по словам Рохтла, стоит запастись терпением более чем другим: «Учителю нельзя принимать скоропалительные решения вроде „неподходящая форма обучения, неподходящая школа – отправим-ка его в другое заведение“. Если ребенок поступил с грузом прежних трудных социальных обстоятельств, его реальные способности выяснятся лишь месяцы спустя. Важно учитывать и понимать, что каждый ребенок, который не может жить со своими родителями, имеет личный опыт потери, и ему нужна большая поддержка в том, чтобы его пережить».

По опыту Кристийны, следует замечать нужды конкретного ребенка: «Все зависит от истории конкретного ребенка и от того, насколько глубоки его травмы. Учился он постоянно в одной и той же школе или постоянно менял школы. У всех детей ситуации разные». Приемная дочь Кристийны попала к ней уже большой, так что Кристийне не пришлось самой обращаться к классному руководителю: «Девочка привыкла со всем справляться сама, и если бы я это сделала, я бы вмешалась в дела, которые она решает сама. Но дома мы, конечно, обсуждаем школьные вопросы и, по-моему, школа ее очень поддерживает». В отношении детей помладше Кристийна подчеркивает необходимость сотрудничества между школой и приемной семьей.

Чисто по-человечески учителю-предметнику может потребоваться информация о семье ребенка, чтобы изменить или скорректировать учебный материал. К примеру, семейные темы стоит затрагивать аккуратно, чтобы ученику не показалось, что его игнорируют или, наоборот, чрезмерно опекают, но при этом нельзя и принуждать его публично обсуждать свою жизнь». «В некоторых случаях не стоит давать задание составить генеалогическое древо, рассказать о членах своей семьи, пышно праздновать День матери или отца, проводить интервью с семьей и т. п., – говорит Коск, – Здесь сложно установить границы и легко по незнанию затронуть больные моменты, чего можно избежать. Не у каждого найдется смелость или желание объяснить учителю свою ситуацию или попросить альтернативное задание».

В случае усыновления между усыновителем и усыновленным возникают такие же права и обязанности, как и в биологической семье. Семья усыновителей берет на себя пожизненную безусловную обязанность заботиться о ребенке. Усыновление возможно, если родители ребенка умерли, полностью лишены родительских прав или дали согласие на усыновление. В Эстонии в новую семью усыновляется 20–30 детей в год.

Попечительская семья воспитывает в своем доме ребенка, рождённого от других родителей. Она заботится о ребенке в течение длительного срока (до совершеннолетия) или краткосрочно (до наступления момента, когда родная семья сможет снова взять на себя заботу о нем). Законный представитель ребенка — местное самоуправление, которое заключает с семьей договор, на основании которого ребенок воспитывается в семье. Самоуправление поддерживает семью морально и финансово и принимает важные решения, связанные с ребенком. Разумеется, все решения следует принимать, исходя из интересов ребенка и при участии самого ребенка и его семьи, ведь именно семья повседневно занимается его воспитанием. По состоянию на 1 июня этого года в попечительских семьях жило 134 ребенка.

Опекунская семья — законный представитель ребенка, в обязанности которого входит забота о подопечном ребенке и его имуществе. Опекунами нередко становятся родственники ребенка, например бабушки, дедушки, тёти и дяди. В то же время опекуном может быть и человек или семья, не состоящие с ребенком в родственных отношениях. По состоянию на декабрь прошлого года в опекунских семьях жило почти 1400 детей.

Сегодня в Эстонии около 800 детей растут на институциональном воспитании, т. е. в семейных и замещающих домах (ранее называемых детскими домами). Ежегодно из семей изымают около 250 детей. Часть из них возвращается в родную семью, но, к сожалению, такая возможность есть не у всех. Люди, которые думают о том, чтобы предложить заботу и кров ребенку, не имеющему возможности расти в родной семье, могут связаться со специалистами Департамента социального страхования по телефону 655 1666 или по адресу электронной почты asendushooldus@sotsiaalkindlustusamet.ee. Специалисты департамента работают в разных регионах Эстонии, они готовы встретиться со всеми заинтересованными людьми, дать совет и ответить на вопросы. За информацией и советом всегда можно обратиться к специалисту по защите детей при местном самоуправлении. Узнать больше о замещающем попечении можно на сайте tarkvanem.ee/ru/prijemnaja-semja.

Статья была впервые опубликована в газете «Õpetajate Leht» от 09.10.2020 г.

Бригитта Давидянц, отдел защиты детей Департамента социального страхования